Инцест рассказы

Откровенные истории родственных связей

inceststory.ru — инцест рассказы 2018

Исповедь извращенца...

Увеличить текст Уменьшить текст 1714
Многие мне могут не поверить…и посчитать это выдумкой или фантазией… Но это личное дело каждого. Я уже глубоко не молод, что бы писать фантазии. Данной темой я интересуюсь более тридцати лет. Все начиналось еще до армии… но тогда я и не думал, что все это может быть связано с нашим родом и уходить корнями очень далеко. Хотя медицина утверждает, что ЭТО наследственно не передается…. Но меня, почему то эти доводы не убеждают! Вся страшная правда, о тайне нашего рода вскрылась для меня и некоторых членов нашей семьи пять лет назад.

Моя любимая бабуля, ушла из жизни в 87 лет. А была она с 1927 г. рождения. Так вот, за пол года, до своей кончины, она вызвала меня на тяжёлый разговор. Она поведала мне страшную тайну рождения моей мамы! Её первой дочери. Я был просто шокирован её признанием! Но она это сделала в страхе, за здоровье моих будущих внуков. Дети мои, сын и дочь, росли абсолютно нормальными и здоровыми. Но понимая, что правнуков она не дождется решила открыть мне Эту тайну. Так вот после всего, переваренного моим мозгом, услышанного факта, в моей голове начали складываться пазлы, всего происходящего и в нашей с мамой жизни.

А может я просто начал искать в Этом случае, оправдание нашей неправильной связи…. В 1943 году, бабуля 18 летней девчонкой и её 42х летний отец (тогда проживали в Украине) попали в плен. И на территории Польши в закрытом мед.центре, скорее лагере извращенцев, под командованием доктора Геббельса над ними проводили опыты. Всего было 12 пар кровных родственников. Фашисты распоряжались так, что бы у этих пар получилось кровосмешение… инцест. И Геббельс хотел изучать и наблюдать тех детей, которые родятся в результате такой связи. Уговаривать долго не приходилось! За отказ от вступления в такую связь сразу расстрел.

Отца бабули, за малым, чуть не расстреляли до начала эксперимента. Но со слов бабушки, очень фашистам в белых халатах, хотелось, что бы именно она была оплодотворена… Как она рыдала упрашивая папу сохранить им жизни… В итоге дед покорился судьбе. Обращались с ними не плохо, по сравнению с конц.лагерями. Но они им были нужны как подопытные кролики! Как только у пар происходила устойчивая беременность (это не меньше двух месяцев) мужчины, куда-то исчезали. Немцы говорили, что в другие лагеря, на тяжкий труд. Но скорее всего они были сразу расстреляны. Жили они там, в палатах 3Х4 и за ними тайно наблюдали.

Каждый день на протяжении месяца, должно быть хоть одно совокупление! Если чаще, это приветствовалось. За отказ обязательно порка для мужчины. Пары были: по две отец и дочь, мать и сын! Брат и сестра близнецы и остальные брат+сестра ,только разновозрастные. Но мальчики были совсем юные….А сестры у них и постарше были… Из них одна пара была брату 19 лет а сестре 29 и у неё уже было трое деток. Но о их судьбе она ничего не знала… Так вот эта пара оплодотворилась почти через два месяца, пребывания там. У остальных получалось быстрее. А близнецы вообще не смогли зачать… Их разлучили. Девочкой еще попользовались фашисты. И о дальнейшей, их судьбе, бабуля не знает…

Три месяца пробыли бабуля с отцом там в месте. И отец как то не вернулся, после вызова к врачам на обследование. Но у бабушки уже был срок без десяти дней два месяца. А когда срок был уже 6.5 месяцев, их освободили и отправили в Свердловскую область. Там апреле 1944 года и родила бабуля мою маму. Когда она мне все это рассказала, первое что я спросил, прибывая в шоковом состоянии…. Это знает ли сама мама о тайне ее рождения?... Бабуля сказала, что НЕТ… И если Я сам посчитаю нужным ей поведать всю правду, это будет только моим решением! Неделю после этого разговора я, ходил как пришибленный… Маме рассказать не решился. И первой с кем поделился, на тот момент была моя сожительница…ну или вторая жена.

Она тоже прибывала в не меньшем шоке… Но почему то ночь любви у нас была очень бурной… Мысли о всем услышанном очень сильно возбуждали. Наверное мы все в какой то степени извращенцы… И как раз после этого, моя женщина начала задавать сомнительные вопросики по отношению к моей маме…. Как словно что то начала предполагать или чувствовать… И очень редко стала отпускать меня одного к маме в гости, помогать по хозяйству. Спустя полгода, после смерти бабушки, я все же решился рассказать все маме. Случай выбрал, когда мы были наедине у неё в деревенской баньке, отдыхая после акта любви… Последние несколько лет, это наше излюбленное место. Как она рыдала, выслушивая меня! От боли и обиды за маму и её сломанную и не правильную (как она считает) жизнь… Я пытался как мог, её успокаивать… Но, это плохо получалось.

А она сквозь слёзы и всхлипывания выдала заключение: Теперь я понимаю, в кого ты такой извращенец… да и сама не хуже… раз позволяю все Это…. Наверное это гены и все это, заразно и передается половым путем….. Я на это только рассмеялся и пытался приласкать её… но она грубо меня отшила…. И в бане, больше в этот день, ни чего не было… Помылись и ушли в дом.

Я потом долго обдумывал эту ситуацию…… Может и правда, что то есть в маминых умозаключениях?.... Ведь я лет с восьми начал подглядывать за всем женским составом нашей семьи… Даже за бабушкой, не стеснялся Этого… хотя на тот момент она была самым любимым человеком для меня. В 18 лет я узнал, (как тогда мне казалось) очень не приятный факт, об отношениях моих близких… Мой отец был на много старше моей мамы. Но я до того момента, не придавал этому никакого значения. У меня могла быть тетя, которая меня старше всего на 11 лет, она умерла в младенчестве. Маме она приходилась сестрой, только по маме, но от другого отца……

Так вот этот отец и есть мой ПАПА. Он всего на год моложе моей бабули… И когда маме было четыре годика, бабушка сошлась с ним и стали жить вместе. Маму, в её детстве, все дразнили «немкой». Думали, что она рождена от немецких солдат. Про опыты то, ни кто не знал. Папа очень любил маму как свою дочку! В 1955 году родилась общая девочка. Но прожила не долго. После этой беды они прожили еще четыре года. И папа честно признался бабуле, что не может так жить дальше. Он, не по детски, был влюблен в свою падчерицу, 15 летнюю, мою, будущую маму…)))

После сложных объяснений, как порядочный человек, папа, уехал с Урала, в Воронежскую область. Связь они поддерживали письмами. Про маму он всегда интересовался и помогал финансово. В двадцать лет мама пробовала выйти замуж. Но с её слов, без любви, просто от безысходности. А прожив семь месяцев, сбежала от него и уехала к моему папе. Он все это время звал ее к себе. А она боялась своих, тоже теплых чувств, по отношению к нему…..И как она мне откровенничала… очень долго, воспринимала его, как отца своего.

В 1965 году они расписались. Через год родился Я… теперь уже и сам старый Черт. Когда мне было полтора года, они предложили бабуле, переехать к ним. Если она сможет укротить свою гордость и принять их союз. Бабуля, поначалу, не решалась. Но когда папа с мамой начали строить свой новый дом, переехала, забыв все обиды на «зятя»….и поселилась в старом доме, а родители, уже жили в новой времянке. Не знаю, как дружно они жили?... но в 55 лет бабуля, сошлась с приличным дедулей! Я ему очень благодарен за любовь, привитую мне к рыбалке! Вот с ним, они жили очень дружно. И мы с ЕГО внуками, любили у них собираться. Я очень рано полюбил весь женский пол, среди близких мне людей.

Помню, как моя младшая на пять лет сестра, застукала меня за дрочкой. Когда я подглядывал за мамой и бабушкой, купающимися в деревенской бане. За две маленьких шоколадки, уговорил её ни кому не рассказывать про это. А однажды меня поймала сама мама…. Я помогал ей в огороде прорывать морковь. Лето, жара. Мама в не длинном халатике, который так и норовил распахиваться на нижней пуговице… а тут еще позы принимала, то в присядку то рачком…. Вообщем, насмотрелся я на неё и её формы… и в туалет вроде бы. А сам задами и в баньку. В предбаннике растянулся на лавке и кайфую, мамины ляжки и трусы вспоминая… Только пролился на пол, дверь открывается и мама…. Так вот ты где паршивец!!!

А мне уже тринадцатый год. От стыда готов сгореть. Успел хозяйство спрятать, а следы то на полу. А она и говорит: теперь понимаю, почему мои трусы перед стиркой как фанера грубые. Да и Катькины тоже… Ругалась очень. Даже тряпкой половой отходила… А еще, в 17 лет я встретил свою первую любовь. Впоследствии, ставшей и женой первой. Секс с ней был не сразу, а через год нашей трепетной дружбы. В 19 меня призвали в армию. На присягу приехали мама и невеста. За первых, полтора месяца, успел соскучиться по ним. А главное по сексу…. Нам после присяги, разрешили провести двое суток с родными.

Мама сняла жилье рядом с частью. Это была двушка, на втором этаже. Нам выделили, меньшую, из комнат и можно было пользоваться кухней. Хозяйка, (пьющая женщина, вдова майора) занимала большую комнату. После домашних угощений меня разморило, да и девки мои, с поезда уставшие. Вобщем диван, чуть шире полуторки кровати и мы легли втроем. Мама на краю, я в середине, невеста к стене. Боже мой! Чего я натерпелся, можете себе представить. Мама, вроде, уснула… а мы потихоньку ласкаемся. И вот когда я не снимая трусиков, чуть сдвинув набок вставил… Я был на седьмом небе, от счастья!

Но как в таком положении двигаться?... Еле-еле шевеля, практически только членом, мы достигли концовки. Но думаю, мама все поняла и чувствовала мои движения…(Много позже она и сама призналась в этом) Тем более запах секса и наши красные лица, нельзя не заметить. Мы лежали, замерев и не шевелясь. Тут мама, всхрапнула и зашевелилась, якобы просыпаясь. Я пытаюсь встать в туалет. Мама говорит: чур, я, первая. Ушла, но после туалета, сразу закрылась в ванной комнате. Мы с невестой сами ждем ванну, хотя бы подмыться… Мама вышла уже без колгот и в халате. Ольга, пошла следом. Когда до меня дошла очередь, первое, что я увидел в ванной это постиранные мамины трусы. Тогда, я не предал этому значения. Но много позже, узнал истинную причину.

Ночевать в ту ночь, меня с родными не отпустили. Старослужащие из нашей роты, чем то провинились. И в наказание, все должны были ночевать в казарме. На следующий день, снова было увольнение, но только до 22.00. Мы провели замечательный день вместе. Где то в полдень, после сытного «застолья», мама уговорила хозяйку, провести ее по магазинам. Нам с Ольгой, сказала: у вас есть полтора-два часа. Мы этому были безумно рады! Вечером, я провожал их, на электричку и в 19.30 они укатили домой.

У меня потянулись серые, армейские будни. Ближе к новому 1986 году, мама, сообщала в письме, что возможно к Рождеству, они снова приедут ко мне! В новогоднем письме с открыткой, Ольга не обрадовала меня. Пишет, что ее не отпускают в техникуме. Та каникул нет. И скорее всего, мама приедет одна. Я конечно же, очень огорчился. Но уж хоть и одна мама, родной человек, чем совсем ни кого. Так и вышло. 6 января, в 16, с не большим, меня пригласили, на КПП. Я летел эти, около сотни метров, не чувствуя земли. Но в комнате посетителей, была только мама! Но и её приезду, Я был безумно рад. К тому моменту, прослужил 7 месяцев и «духом» уже не считался. Призыв, которые, нас, на пол года старше, нам во многом подсказывали. Я сам уже знал многих молодых офицеров и прапорщиков.

Был один прапор, он сдавал комнату в своем общежитии. Оно находилось рядом с частью. Вот с ним я и договорился о жилье. Оформив некоторые расписки, мне разрешили проводить маму в общагу, но к 20.00 должен быть в казарме. После чего, снова небольшие формальности и в девять вечера меня отпускают к родным. Но условие: в 6.00 утра я должен быть в казарме. Тогда, даже, короткая ночь, не в казарменном храпе, для меня казалась просто счастьем! Ключи у меня уже были. Комната двенадцать квадратов. Стол, кровать полуторка, три стула. Шкаф и тумбочка для белья. На ней простенький телевизор Ч.Б. Не большой холодильник. Простенькая обстановка. Окно с темными шторами. Туалет и душ в обоих концах коридора. Общая кухня на 8 комнат, в средине, напротив входа. Поселились.

Мама, первым делом хлопотать над столом. Привезла всяких домашних вкусностей. Рассказывает все домашние новости, не умолкая. Про Ольгу первым делом поведала, горюет, что не получилось у неё приехать. Но говорит, в начале лета, как раз год прослужишь, она сама и приедет. Обнадеживающе…. Но мне все равно тоскливо. Покушали, попили чаю. Мама: все, я в душ, а ты, можешь еще, подъедать здесь…))) Я прилег на диван. Включил т.в и пока мама мылась, придремал даже. Она вошла, я сразу вскочил. Вся по домашнему. На голове тюрбан из полотенца. Халатик из дома. Вся такая родная. Как я потом понял, сразу к окну, на батарею вешать белье. Проговорили так быстро время, уже и 19.30. Я засобирался в казарму.

Мама говорит, спроси у своего прапорщика, может матрац есть? Я бы на полу прилегла. Нет уж мамочка, если на полу, только Я! Убежал к построению. Прапора я так и не увидел. Все прошло по регламенту. В 21.00 ротный отпустил меня на ночь. Захожу в комнату, пахнет жареной картошкой на сале. Придел мечтаний любого солдата. Объявляю, что с матрацем проблемы. Мама говорит: может у соседей как спросить? Но общежитие как будто пустое. Видела пару военных и на кухне молодая, офицерская жена здоровалась и все. Я говорю: мы же, почти на таком ширины диване, втроем помещались, тот раз. Здесь думаю, по свободнее будет.

Так тогда Ольга была, отвечает мама и улыбается покраснев. Я это заметил… а она и взгляд отводит. Ладно, разберемся, садись кушать. Я словно и правда голодный, уплетал все, по домашнему вкусное. Мама немножко перекусила и все. На ночь она много не ест. Рождественская ночь. На улице хоть и январь, но комната да и вся общага теплая. После десяти в коридоре появилось, какое ни какое оживление. Мама все по убирала и собирается на мойку, мыть посуду. Мне предлагает сходить в душ. Да я и сам желал давно этого. Но у меня нет сменного белья. А мама привезла только новые носки. Хотя нам положено только портянки. Но в шкафу у прапора, есть не определенно го пола халат. Думаю, он и не заметит, если одену на чистое тело. Сунулся раз, оба отсека заняты. Мама уже вернулась в комнату.

Проговорили почти до 11 часов. В коридоре все стихло. Пошел еще раз. Удачно. Покупался и даже вернулся в комнату, ни кем не замеченным, в чужом халате. Свет уже не горит. Работает еле слышно телевизор. Мама уже в постели, прикрыта одеялом. Сказала как в детстве: с мокрой попкой! Ложись под стенку, я с краю. В халате не могу, одену исподние кальсоны. Выключил телевизор. Переоделся, ложусь. Получилось свободно, сзади мамы в позе ложка, спиной к ковру на стене. Мама говорит: можешь обнять меня, так не замерзнем точно. Я обнял рукой, но сильно не прижимаюсь. Поговорили немного. Мама затихла.

Думаю, устала с дороги и хлопоты целый день, уснула. Самому сон не идет. Толи душ взбодрил меня, толи мысли всякие тревожат. Думаю, как Ольги не хватает сейчас… Тут же начинаю размышлять, а в чем одета мама? Потихоньку начинаю исследовать. Шёлковая комбинация и трусики ощущаю, в прогибе талии под ней. Хотя если описывать маму, фигура у нее простая, крестьянская. Талии нет вообще.

Сама она, для меня, красивая. Рост 164, не толстая, ни капельки. А вот, выдающегося, у неё, только, шикарная и для её тела, кажущаяся, очень большой, грудь. Еще лет в 14-17, подглядывая в бане, я для себя отмечал…. Вот бы мамины сиси, на бабушкино тело! Бабуля и фигурой и лицом просто богиня. Но грудь в половину меньше маминой. Ростом чуть выше, наверное 168. И точеная словно гитара! Пока я это прокручивал в голове, очнулся от понимания, что член как железный прут прижимается к маминой попе. Пытаюсь немного отстраниться, но сзади стена.

А мама, словно во сне, глубоко вздохнула и наоборот, немного попой подает на меня. Меня на лбу пот прошиб! Лежу, сам не шевелясь, но член подергивается, пульсирует. А она как бы во сне, ноги чуть к себе подтянула, а попу на меня немного оттопырив. И получается я, упираюсь членом, ей под ягодицы, точно в промежность. Комбинация короткая, чуть задралась вверх и там только шелк трусиков. И тут я понимаю, что член от моих едва заметных ёрзаний, уже торчит из прорези кальсон и головкой, с уже выступившей смазкой, скользит маме по промежности! Я с трудом сдерживаюсь, что-бы не кончить, от такой близости дорогой мне женщины! Хоть это и мама, но ей всего 42 скоро будет. Она прекрасна и желанна. Мысли в голове путаются. Я замер. Но в это время мама, тяжело дыша и почти не улавливаемо, сама движется писей о член.

Я на пике блаженства. А мама молча поднимается с кровати, ищет халат и уходит из комнаты. Я взялся рукой за член, пытаясь спрятать, но тут же моментально кончил в кальсоны. Все, я опозорился, шумело в голове. Как вести себя дальше, перед мамой, мыслей не было. Сейчас мое исподнее пропитается и будет мокрым. Я включил тусклый светильник лилия, на стене и схватив со стула фланелевую свою рубаху, начал вытирать нею себе пах и вокруг члена, лобок. Только я лег на место, входит мама. Ты не спишь? Давай сынок, перевернем подушки в другую сторону. А то на левом боку я могу храпеть во сне.

А сама снова к батарее. Я пока переворачивал подушки, краем глаза заметил, что она повесила сушить принесенные трусы, а которые развешивала раньше, убрала. Но положила в тумбочку. Я подумал: значит, одевать, не собирается, странно. Я лёг первым. Мама не снимая халат, говорит: гаси свет. Я погасил и лежу так же, задом к стенке, только на правом боку. У самого, какое то трепетное волнение.

Она ложится, берет мою руку: все, спим, обнимай. Я подчинился, но плотно прижиматься не стал. И обнимая рукой в районе талии, отметил для себя, что трусов на ней нет. От понимания этой ситуации, у меня снова начинает, вставать… Я незаметно начинаю по немного, прижиматься к маме плотнее. Она тоже, в этот момент, выпячивает попу немного, мне на встречу. Я замер. Прислушиваюсь к ощущениям. Член от возбуждения аж ломит. Но в прорез кальсон не выходит. Я начинаю как можно, менее заметные движения пахом. И о, Боги! Он выскочил на свободу и я моментально ощутил головкой, шелк маминых волос на писе! Снова замер. Чувствую только пульсацию и подергивание члена. Какое то время (мне показалось вечность) лежу не шевелясь. Тут зашевелилась мама и чуточку подалась попой на меня.

Я сразу ощутил головкой мягкую, теплую влажность. Первая мысль: раскрылись губки на промежности… Додумать я не успел. Мама взялась рукой за член, направила ко входу и сама медленно, начала надвигаться на меня. Мой восторг не передать! В писе у мамы очень мокро, горячо и узко!!! Я и сам начинаю движения на встречу. Она немного от меня…. Я в неё! Сам боюсь, что она соскочит с него и передумает! Несколько нежных движений и член почти до упора к ней. И вот мы уже, во всю, сношаемся, на боку, в позе ложки. Все это молча. Мама только постанывает и тяжело дышит. Я уже не боюсь, что долго не продержусь. Ведь только недавно разрядился в холостую. Тут мама берет мою руку и тянет себе на грудь. Я все понимаю и пытаюсь нежно ласкать и массировать напряженный сосочек.

Мама уже стонет, почти в голос и так глубоко на меня насаживается, что приперла к стенке. Несколько движений, протяжный стон. И она до упора прижалась ко мне, затихнув! А ее пися, словно кулачком сжимая, начала доить мой член. Я не выдержал таких сладостей и начал спускать глубоко в маме. Мы затихли. Я, крепко обнимая маму, словно боюсь, что будет вырываться и убегать. Пытаюсь целовать спину, шею, волосы. Выровняв дыхание, мама говорит: ничего сынок, видимо Богу так угодно, что он позволил нам, Это сделать. Прости меня. Не удержалась. Я ведь и сама больше месяца, на голодном пайке! Отец, приболел немного.

Я просто молчал и лежал без движений. В этот момент мы были единое целое! Словно сиамские близнецы. Немного помолчав, мама говорит: прошлый раз, когда вы с Ольгой, Это делали, я ведь все понимала и тоже чувствовала сильное желание и возбуждение. Поэтому и убежала первой подмываться и стирать трусы. После этих слов я, наверное, покраснел от стыда. Хорошо темнота все скрывает. Но от этих, маминых слов, у меня снова появилось напряжение в члене. Он снова начал увеличиваться и мама, почувствовав это, несколько раз сжимала его мышцами в писе. Ты снова готов к бою? Какой голодный воин!.... пошутила она.

Тогда давай поменяем позу. Только смотри, все потечет сейчас. Ты просто затопил меня…))) Прошептав это, мама соскочила с кровати, схватила полотенце и сунула себе в промежность. Ложись на спину, попросила она. Я повиновался. Немного промокнув свою прелесть, она, став на кровать коленкой, перекинула через меня вторую ногу и без стеснения сама заправила скользкий от выделений и спермы член, начала опускаться на него. Такого блаженства, я ни когда не испытывал с Ольгой! Мама делала все сама. Она и темп, сама выбирала. Нежно качалась на мне, то попой в стороны водила. Я первый раз тогда видел, как женщина делает Это, в своё удовольствие!!! Не могу сказать, сколько это продолжалось по времени, но вот мама упала мне на грудь.

Голову на бок и работала только тазом. Темп очень ускорился и я первый раз за ночь проговорил: мама, я больше не выдержу. Она, в ответ, тяжело дыша: я тоже, сынок! Отпускай. И мы разом, я, замычав, мама, застонав, получали сильнейший оргазм. Я снова кончал глубоко в маме. Даже не позаботившись спросить: можно или нельзя?... Коли сама позволяет, значит можно. Всё закончилось. Мама еще долго лежала на мне. Член увядал. И я вскоре почувствовал, как из мамы выходят наши соки и стекают теперь у меня по промежности и мешочке яиц. Мама зашевелилась, аккуратно соскочив с меня и кровати, засунула полотенце-салфетку между ног и, накидывая халат: я первая мыться.

Я взглянул на часы, было 2.50. по утру. Снова вытерев как мог, себя рубахой, отвернулся к стене и не дождавшись мамы уснул. Как будто мне снится сон: мама шепчет, пора вставать. Так не хочется пробуждаться… открываю глаза, это не сон. Ночник горит и мама в халате, надо мной склонилась, треплет мою, стриженую голову. Сынок, пора вставать, пять утра уже. Я повернулся, чувствую сильную эрекцию. Давай в душ, а то ты даже не помылся… Я пожалела твой сладкий сон. А я пока завтрак приготовлю. Ого, да ты снова в нетерпении! Ну, туалет тебе поможет. И заулыбалась прищуриваясь. Мне немного стыдно, но я быстро рванул бороться с гигиеной. Хорошо душ, был свободен. Я быстро ополоснулся, мы, попили чай и нужно было, выдвигаться в казарму. Мама поинтересовалась: днем дадут мне увольнительную? Я и сам толком не знал.

Нужно разговаривать с ротным. Но это все после развода, не ранее 11 часов. Хорошо, я буду ждать. Может по городу погуляем, по магазинам. В тот день в город, ротный меня не отпустил. Моя, зимняя парадка, не готова для выхода в город. Могут быть большие проблемы с патрулём. Но ротный сжалился надо мной и с часу дня, отпустил до следующего утра. Для меня это было выше и дороже любого выхода в город. Мама тоже не огорчилась. Да и зима на улице, а в комнате тепло. Мы снова по домашнему пообедали, приготовленными мамой вкусностями. Я присел на диван. Про то, что было ночью, разговор не заводили. Мама рассказала все новости про родных.

Спросила, почему я Кате не отвечаю на письма. А как ей объяснить, что она пишет Ольге моей всякую ерунду и постоянно провоцирует её на ругань. Я успокоил маму, что времени мало, всем не успеваю отвечать. Управившись с уборкой стола, мама тоже прилегла рядом. Она была в халате и под ним угадывалась комбинация. А мне очень хотелось понять трусы на ней или нет?.. По форме и колебаниям груди, я видел, что лифчик она не одевала. Лежали одетыми, но поза, точно как и раньше, на боку. Я обнял маму, поцеловал в щечку и сказал: как здорово, что ты у меня есть. В это время в штанах у меня, выпирало волнение.

Тут мама говорит: давай окна зашторим, а то я при свете очень стесняюсь. Да и раздеться бы нужно. Эти слова только вселили в меня надежду, что все повторится снова. Мама начала задергивать шторы, а я уже снимал одежду и остался в одних кальсонах. Мама сняла халат и теперь я понял, что под ним только комбинация. Ложись к стене, как вчера, попросила она. А можно сегодня я попробую вести в танце?.. неуклюже пошутил я. Ну давай попробуем, заулыбалась мама. Тогда ложись первая и на спину. Она выполнила эту просьбу. Я стал на колени у кровати и через шелк комбинации начал нежно исследовать ее тяжелую грудь. Мама истомно вздохнула, я бы сказал промычала.

Ее соски очень напряглись, оттопыривая материю вверх. Тогда я опустил бритэльку с правого плеча, оголив полностью одну дольку и начал целовать ее и присасываться к сосочку. Мама постанывала и рукой начала искать разрез в кальсонах, который сполз на бок из-за сильно восставшего члена. Я сам взял и выпустил его наружу. И вот уже мамина теплая ладошка нежно сжимает и поглаживает его. А я своей рукой, переместился к маме между ножек. Она их чуть шире развела и немного приподняла в коленях. О, это блаженство!!! Я своими пальцами сразу ощутил жар и влагу на ее нежных половых губах. И стал пальцем скользить по прорези, немножко погружая внутрь на входе. Мама уже стонала в голос и просто дергала меня за член. Я больше не могу, простонала она, давай уже! Боги мои! Она великолепна в постели.

И думаю, да и ЗНАЮ точно теперь, не потому что у самой нехватка секса, просто рождена с таким темпераментом. Но я не мог сразу наброситься на неё, как голодный зверь. Я только сказал: сейчас, последний штрих. А сам переместился головой к ее промежности, руками, по удобнее, устроил ее ножки и пытался осуществить, свою давнюю мечту. А мечтал Я еще с 14 лет, отлизать всем своим любимым. Кстати слово куннилингус я тогда и в помине не слышал. А вот любовь к лизанию пришла еще с детских игр с сестрицей. Мама почувствовав мой язык на писичке, сначала пыталась свести ноги и немного в сторону дернула попой.

Но я попросил: так нужно. Не сразу же, но она повиновалась. После она говорила, что не ожидала такого от меня. И вообще, для неё в сексе это было абсолютное новшество. И вот только когда с мамы уже во всю сочился нектар любви, а я просто упивался ним, я сняв полностью не хитрую одежду вошел в неё. Снова буря эмоций и ураган страсти. Мама только волновалась: вдруг нас услышат. После сильнейшего совместного оргазма, я лег рядом с ней. Мама из под подушки (даже не понял когда туда его сунула) достала полотенце, промокнула мне член, потом себе промежность и там его оставив, вытянула ножки.

Мы долго лежали молча. Думая наверное, каждый о своем. Мама заговорила первой: а скажи, сынок, что толкало тебя подсматривать за всеми в бане?.. Я честно и в мыслях не мог представить такого вопроса. Нууу… промычал, протянул я. Ну говори, сейчас думаю уже можно. Мама, я все скажу честно, только пообещай, что не будешь за всю честность, обижаться на меня. Хорошо, принимается. Начиналось Это, в ту пору, когда ты меня прихватила в бане. Но виной всему, Катина подружка Светка. Боже мой! Извращенец! Так ты еще и сестру развращал?.. заистерила мама. Нет, мама, нет. Просто Светка призналась нашей Кате, что видела секс (правда тогда Это, совсем по другому называлось.

Хоть у взрослых, хоть у детей) своих родителей. И уговорила Катю, что и за вами с папой можно подсмотреть в бане. Вы же зачастую любите совместно с ним париться. Вот они первые и протоптали, ту заветную тропку, к окошку в предбаннике. После их первых просмотров, Катя поделилась со мной своим секретом. Но первым нашим, совместным подсмотром, были не вы…. А бабуля с дедулей! Мама только ахнула, услышав такое. Ты обещала не обижаться. –Продолжай, извращуга. Когда бабуля стала жить у деда Васи, мы были там частыми гостями, сама помнишь. А у деда банька поудобнее нашей. Катька на шухере стоит, я любуюсь.

Потом меняемся. Но Катя заваленку становилась, так ростом не доставала. Вот тогда я и влюбился именно в бабулено тело! Я всегда считал, оно у неё идеально! В любом возрасте к тому же! Мама согласилась: да я знаю и не обижаюсь, фигурой я не в неё. Да и Катя, думаю, будет копия моя. (так оно и вышло, мама оказалась права) Сейчас сестра практически мамин клон. Только так ни разу и не родила. И что, вы прям оба с Катей видели как дедушка бабулю, ну того самого?...еле выговорила мама. Прости, родная, видели. Обалдеть. Мои дети полные извращенцы! Боже мой, а сама то я лучше?...

После этих слов, мама повернулась на бок. Мне показалось она хотела заплакать. Но у меня от воспоминаний, про бабушку и все наши в ту пору игры, снова встал. Я обнял маму и прижался. Ее комбинация была просто как пояс, на средине ее тела. Она не могла не чувствовать моего возбуждения. Но вдруг она отстранилась от меня, встала с кровати. Убрав с промежности полотенце, провела по ней рукой и со словами: вот и я извращенка! Залезла на кровать и снова, как наездница, оседлала меня.

Остаток этого дня и вся ночь, были просто нескончаемые наслаждения, словно двух влюбленных. Иногда мама немного даже плакала…. Толи от счастья, женщины востребованной и желанной! Толи от неправильной ситуации… Утром следующего дня я убежал рано. Но в час дня должен был проводить маму в обратный путь. ДРУГИЕ РАССКАЗЫ ПО ЭТОЙ ТЕМЕ:

Полезные ссылки:

Порно рассказы Эротические рассказы